Заходите, заходите дорогой гость. И пусть вас не смущают эти назойливые крики...
...Третий день безрезультатного просиживания штанов на мокрой лавочке в задушенном городом скверике. Преломляющий тысячи электрических лучей кристалл офис-центра напротив, в сияние которого ежеминутно вливаются десятки людей, а еще десятки служащих - выжатых, высосанных рабочими часами - выныривают из многогранника и растворяются в метро, автобусах, потоке частных автомобилей. Внимательный взгляд скачет по лицам, выискивая одно, ненавистное, лицо человека, который заплатит за каждое мгновение расставание с Натали. Его, Касьяна, Натали - подругой, спасительницей, защитницей. Взгляд немигающих глаз останавливается на буквах в небесах - "Гэлэкси Интертеймент", его враг с того момента, как человек с визиткой работника по связям с общественностью, меченой тем же словосочетанием, увез его бессмертную подругу в неизвестном направлении. Враг, в горло которого он вцепится когтями, когда поймет, что поиск потерял смысл. А сейчас - Касьян сидит и выискивает. Ищет Касьян. Ищет Леона, пронырливая подружка-анарх. Ищет Слейвмейкер, владелец "Пирамид", купивший право на Натали раньше всех остальных. Ищут смертные проныры, уличные попрошайки, мелкие банды, соблазненные обещанием награды в двадцать кусков вечнозеленых. Ищет полиция, поставленная на уши Микки, бессмертным любовником Натали. Ищут низы и ищет верхушка...

...- Вот, она их носила… да почти всегда! - запыхавшаяся Леона плюхнулась на кресло-диван и бросила на стеклянный столик две черные розочки-сережки. Ей не было нужды отдуваться после ночной пробежки по городу, но привыкшая к поддержанию Маскарада вампир-пятилетка даже сейчас не выходила из образа. Алекс скупым движением взял украшения рукой в тонкой перчатке и уронил их в герметичный пакетик.
- Сделаем все, что в наших силах, - дежурная улыбка. - Это и в наших интересах, понимаете сами.
Леона кивает и не сводит умоляющий взгляд с тремера. Привычный образ маленькой запуганной девочки.
Натали ищут. Ищут анархи, подозревая в произошедшем камарильских соседей. Ищут тремеры, не желающие новой войны взамен схлынувшей вместе со стаями Шабаша. Создан неприятный прецедент. И он не выгоден никому из поддерживающих стабильность десятимиллионника - самого большого Домена на западе Нового Света.

...Натали тяжело открыла глаза. Полумрак того, что она называла собственным подсознанием, сменился темнотой железного мешка. Пустой коробки, оббитой холодным металлом и заполненной ледяной водой. Вялый толчок ногами, еще и еще - вверх, туда, где на смену заполнившей легкие и уши воды придет душный воздух темницы. Еще одно усилие - и тупой удар головой о преграду. Воздуха нет - он ей ведь не нужен для существования, и с каждым днем поднимающийся уровень наконец-то достиг потолка. Девушка тяжело опускается на дно.
Десятый день заточения. Позавчера она последний раз разговаривала с живым человеком. Рене, "специалист по работе с общественностью", уже приевшимися за неделю словами пытался убедить ее в том, что работа на их корпорацию сделает Натали звездой. Она отказалась - и сейчас если ей и быть звездой, то только морской - раскинуть ноги и руки в стороны и ждать, пока организм растворит последние капли крови в размокшем теле.
Позавчера был ее День Рождения. Двадцать один год, совершеннолетие. Единственным поздравлением было теплое невесомое прикосновение детской ладошки - ладошки, существующей только в ее воображении. Прикосновение существа, которое называет себя ее Ангелом-Хранителем. Не справился, не сохранил. Даже сейчас она слышит его робкие причитания, хотя над городом раскинула звездные крылья ночь. Возможно, причиной тому абсолютная тишина водной толщи вокруг, а возможно, она просто сходит с ума от пытки холодом, водой и одиночеством. Одиночеством, нарушаемым только дневными разговорами в ее сюрреалистических снах.
Вяло перебирая руками, она добирается до сейфовой двери, и, напрягая размякшие мышцы, бьет кулаком в преграду. Снова и снова, пока ее тело не подхватывают волны личного аквариума. Еще несколько минут, и Натали кляксой растекается по полу. Вода ушла, и в темноте появился серый квадрат, из которого доносится голос Рене:
- Вы готовы с нами работать, мисс Бланк? Вы не пожалеете, Натали.

Перед ней на мокром полу лежит планшетка с листами бумаги, чья белизна режет отвыкшие от света глаза даже в сером свете смотрового окошка. Контракт, определяющий ее судьбу. Контракт, предающий ее нынешнего хозяина, отдающий ее в неизвестные, но наделенные нечеловеческой властью руки невидимого главы "Гэлэкси Интертеймент". Будьте вы прокляты, вампиры Камарильи, из-за зависти, из-за жадности, или просто шутки ради ломающие ее не-жизнь инструментами вседозволенности. Ночные владыки города, бросившие ее в тюрьму чтобы выпустить оттуда сказочно богатой и всемирно известной...
Ручка легко ломается в ставших нечеловечески сильными руках. Тело девушки начинается истончаться, таять, приобретая взамен живой округлости силу стальных нитей и машинных мышц. Последние капли крови испаряются, превращаясь из жизненной энергии в кратковременное ощущение собственной силы и неуязвимости. В багровой темноте голодного забвения всплывают темные пузыри, сознание подергивается кровавой дымкой... И за мгновения до обморока эту темноту прорезают светлые линии зазоров - шлюз, отгораживающий от нее внешний мир, открывается, впуская серый свет тоннеля в бесконечность.

...В ноги вонзились сотни маленьких иголочек. Натали стояла на коленях в узком коридоре, на камнях, скрытых желтым крупным песком. За десять дней из красавицы готик-сцены она превратилась в призрак японских ужастиков – тощая, иссохшая фигура, облепленная мокрыми лохмотьями, покрывшаяся сеткой песка и пыли. Волосы паутиной скрывают лицо, а когтистые руки загребают песок, бросая тело дальше по коридору. Девушка делает шаг, еще один, падает, споткнувшись о заполненный золотыми монетами горшок, похороненный в песке. Недоумевающий взгляд, резкое движение руки, хруст черепков – и Натали продолжает свой путь на четвереньках. Усилием воли вздергивает мумию, в которую превратилось ее обескровленное тело, в вертикальное положение, и делает шаг к завесе, скрывающей выход, не обращая внимания на каменные шипы, вспарывающие узкие ступни на каждом шагу - на каждом последнем шагу к ее тюремщикам.

Два вампира склонились над картой города. Девочка-подросток и делового вида молодой мужчина, разделенные стеклянной столешницей. Алекс уверенно опускает палец на зеленое пятно здания, поднимает взгляд на собеседницу.
- Мы нашли ее. Нет сомнений - она должны быть здесь.
Леона обеими руками упирается в ламинированную бумагу, смотрит на непонятные каракули рядом с ровно подстриженным ногтем тремера. От бессилия ей хочется кричать на него, но гордость и сейчас не позволяет признать недостаток. Ситуацию спасает сам Алекс, кратко ставящий точку в десятидневных поисках:
- Она в месте под названием "Пирамиды".
Леона падает в кресло. В голове пустота непонимания, а в мертвом сердце медленно закипает ярость.

Натали прорывается через завесу - последнюю завесу на пути к мучителям. Лезвия на цепочках вспарывают лицо и ладони, но даже в Звере не осталось сил на взрыв хоть каких-то эмоций. Шаг - и она оказывается на каменном пятачке, освещенном факелами высоко над ее головой. И тишину подземелья нарушают торжественные слова, произнесенные легко узнаваемым голосом Хозяина Рабов, слова, обозначающие финиш на ее нелегком пути к свободе:
- Посссссдравляю васссс, Натали Бланк! Посссдравляю с прохождением Врат Гордосссти и Верноссссти!

@музыка: Complex Numbers - Пробуждение.

@настроение: Кто такая эта Спать и почему я ее вечно хочу?

@темы: Ночной Лос-Анджелес